Разработка сайта: GalaxyWorks
26-30 августа 2009г. полигон “Глория”

Общий очерк политической ситуации.

Автор статьи: Маккавити

Часть вторая.

Враги и противники.

Мир Вахи как мир варгейма изначально создавался как площадка, где все могут воевать со всеми. Здесь все всех не любят, но мера нелюбви может разниться – от бытовой неприязни до ненависти.

Однако это не означает, что его политическая ситуация на нашей игре выглядит как беготня друг за другом с алебардами в стиле «убей в этом лесу всех, кроме себя».

Конфликты мира ВХ можно разбить на две группы. Политические (между противниками) и метафизические (между врагами). При этом различие между врагом и противником относительно очевидно.
В случае первых мир, лучше, чем довоенный, возможен при дальнейшем существовании противника. В случае вторых - это невозможно. Мир станет лучше только при исчезновении другой стороны.

Враг – это тот, с кем ни при каких обстоятельствах не может иного разговора, кроме как тотальной войны на полное уничтожение одной из сторон. Для человеческих государств это в первую очередь изначально чуждый миру Хаос, во вторую – нелюди, - все, кроме гномов и не-темных эльфов.

Так что, ни имперский, ни бретонский рыцарь не будет задаваться будоражившим ролевую общественность вопросом, «можно ли благородному паладину убивать орочьих детей». Ответ однозначен – нужно. Никакой толерантности или попыток понять чужую «культуру» (какую культуру?!) не было и не будет. В этих войнах пленных не берут и ведутся они на истребление.

Насчет Хаоса хочется сказать особо. В этом мире НЕТ «бывших хаоситов, которые исправились и теперь творят Добро» или всяких вариантов «изгнания демонов силою Люцифера». Тот, чьей душой овладел Хаос, потерял ее окончательно и бесповоротно. И это известно Всем.

Оттого в когти/щупальца/объятия Хаоса попадают или случайные жертвы проклятий, артефактов или контакта с варпом, или это полные безумцы или отморозки, которых бывает один на тысячу. И только один из этой тысячи поднимется до уровня принца демонов – 999 остальных рано или поздно превратятся в безумный, склизкий, поросший зубами, глазами и щупальцами chaos spawn.

Именно потому никто из вменяемых представителей старого мира (повторим еще раз, Никто!) не будет дружить с Хаосом (не будучи скрытым культистом), или вести с ним переговоры, как бы выгодно это не показалось.

Политические конфликты (как например, между гномами и эльфами), могут тлеть тысячелетиями, но при этом это конфликты меж силами, способными объединиться против общего врага, который несет смерть и разрушение обеим сторонам. Иными словами, когда речь идет о вторжении Хаоса или о большой орде зеленокожих, конфликты между эльфами, гномами и людьми обычно забываются.
Кроме того, если в бою врагов правил нет, и хороши любые средства, столкновения между противниками могут проходить и по правилам «хорошей/куртуазной войны», во время которой как минимум не убивают пленных, а к другой стороне испытывают определенное уважение.

Представители «темных» сил тоже могут заключать меж собой тактические союзы. Как известно, во время недавнего нападения на аббатство Ля Мезонталь личмастер Кеммлер пользовался помощью скавенов. Однако подобные союзы обычно весьма непрочны и, как только ситуация меняется либо одна сторона получает то, что хотела, бывшие союзники бьют друг друга в спину или оставляют в опасности. Собственно, именно это и случилось, так что если бы не крысиная натура, еще неизвестно, что случилось бы с землями Парравона и Монфора.


 

 

Назад К началу страницы