Разработка сайта: GalaxyWorks
26-30 августа 2009г. полигон “Глория”

Замок Дракенфельс.

Первые задокументированные сведения о Замке Дракенфельс, проклятом прибежище зла, были получены в 184 году по имперскому календарю от бретонских менестрелей Оскара Лефевра и Жан-Пьера Лафонтейна.

На набросках сделанных ими Замок изображен полостью отстроенным, с семью башнями и высоким зубчатыми стенами. И уже тогда, по их словам, камни из которых сложены стены замка, выглядели очень старыми, носившими на себе следы времени.. При этом, в записях исследователей Армана и Микаэла Менис, путешествовавших по тем землям лишь годом раньше, нет о замке ни слова. И по всем свидетельствам выходит, что ужасный чародей поднял свой замок прямо из недр горы уже полностью сформированным, буквально за несколько недель или меньше того.

-Archaeologia Maledicta, или ,
Описание Мест Гибельных и Ужасных,
Гюнтер Лаубрих, Летописи Сигмара
XXXVII том CXX (Нульн, 613 IC)

Все ученые соглашаются, что Замок Дракенфельс очень древний. В текстах, принадлежащих еще эльфам до того, как Лесные отделились от Высоких говорится о развитии Замка в последующие века, на протяжении которых развращенные гости колдуна становились свидетелями ужасов, которые с неистощимым запасом фантазии выдумывал сам хозяин замка, а жалкие рабы-слуги удовлетворяли все прихоти ценителей кровавой резни, распутства и чревоугодия.

Вначале Констанций Дракенфельс использовал свою собственную магию для того, чтобы сохранять эти кошмары для своих опасных опытов. Ибо следует помнить, что Констанций был непревзойденным мастером магии, достигшим равных высот как в магии восьми ветров, так и в злокозненных некромантии и демонологии. Это сочетание ужасных искусств позволило ему достигать результатов, которые многие ученые Нульна и Альтдорфа полагают недопустимыми и невозможными. Так лишь этим, можно объяснить то, что будучи несколько раз уничтоженным в присутствии уважаемых свидетелей, Констанций невообразимым образом воскресал впоследствии.

Мало кто может описать, как выглядел Дракенфельс, ибо с каждым новым воскрешением черты его лица менялись. Иные же утверждают, что поскольку у продавшего душу Тзинчу лицо менялось также постоянно как облик его бога, то носил он металлическую маску, обладающую волшебной силой.

Еретики из числа Демонологов утверждают даже, что Дракенфельс родился почти одновременно с появлением в этом мире Хаоса. И что когда Сигмар еще не будучи императором сражался с ним, никто из них не смог одержать верх друг над другом. Этим же можно объяснить ужасные заклятие, накладываемые им, на порожденное им строение, каковое в результате сквернейших ритуалов обрело свой разум.

С течением времени каждый камень Замка сам начал слушать, записывать, отвечать и изменяться. Дракенфельс осознал, что он может видеть, слышать, чувствовать запахи и даже ощущать вкус всего зла, что творится внутри комнат и построек замка. Тогда же, позволив своему сознанию странствовать по замку, он понял, что сам Замок только рад быть для него проводником, забирая в ответ что-то из его сознания и памяти.

В первые века существования замка, зверства которые в нем творились, держались в секрете теми, кто принимал в них участие. И только гораздо позже, когда дерзость Констанция Дракенфельса вышла за все возможные пределы, до нас стали доходить известия об ужасах, творившихся там. И их становилось все больше…

Бал Прокаженных в 1104 году положил начало серии злодеяний, в которой каждое последующее было ужаснее предыдущего. Изысканными обманами, чародей заманил на бал в свой замок около тысячи человек из ближайших городов и деревень. Он нашел подход к каждому – будь то купец или ученый, манерная барышня или сын чернорабочего, обещая именно то, что утолило бы именного его жажду тщеславия или желания: богатство и защиту, вдоволь еды и питья, высшее общество, художников и поэтов, эльфийских музыкантов… Смеясь, он обещал что на его балу все будут танцевать до упаду.

И он не солгал. Они танцевали и танцевали, прыгая в бешенном ритме против своей воли, а их плоть ошметками слетала с костей, словно у прокаженных болезнь которых протекает нереально быстро, до тех пор пока руки и ноги не отвалились от тел вслед за плотью и они не попадали на пол. Дракенфельс скользил между ними, смеясь, хватая их за головы и сдавливая их меж рук, при этом черепа несчастных лопались как переспевшие фрукты.

Другим, не менее ужасным и мерзостным его злодеянием стал Отравленный Пир в 1907 году. Тогда Дракенфельс коварно притворился, что отказывается от колдовской практики и пригласил по этому поводу в свой замок множество гостей. Однако первая же рюмка вина на праздничном пиру обернулась ужасом, ибо каждый из гостей понял, что хотя он жив и здоров, он не может шевельнуть ни рукой ни ногой. Так, за столом, уставленным экзотическими и вкуснейшими из яств, все они умерли от голода. Что же до детей, которые были на этом празднике и которым нельзя было пить вино, чудовищный Констанций живьем приготовил из них кушанья, которые съел в одиночестве. А те дети, которые не были выпотрошены и расчленены полностью, исполняли роль поварят и подавальщиков.

Вскоре после этого Дракенфельс на время покинул замок, который впитывал все больше и больше насилия и злобы в свои стены. Черты его искажались и обезображивались, иллюзии и ложь в его стенах становилось все труднее распознать и изобличить, ночные кошмары и призраки приобретали все большую силу. Души и – что хуже того – остатки душ переполняли замок как насекомые, роящиеся над гниющей тушей. Говорили, будто Констанций Дракенфельс сам хвастался, что может удерживать души всех своих жертв внутри своих владений. И если это в самом деле так, это объясняет многое из того, что пришлось пережить тем, кто имело несчастье оказаться в его замке.

Поговаривают, что исчезновение Дракенфельса было связано с тем, что его убил некий неназванный эльфийский герой. И в течение некоторого времени замок был без хозяина, ибо никто из тех кто пытался поселиться там и «взять под контроль темные силы» не мог совладать с духами замка. Последним из таковых, был, как говорят, высший вампир Шанданьяк, родом из Бретонии. Старинная книга о проклятии рода Драко говорит, что именно стены замка сделали его вампиром, пившим кровь своих подданных и в прямом и в переносном смысле. Не случайно повергла его группа героев, где были представители и Империи и Бретонии.

К величайшему сожалению одним из тех кто поверг его и тем, кому достался замок, был переодетый Дракенфельс. И снова ужасающие слухи подобно черным воронам начали кружиться над Замком, хотя обитатели деревень и поместий, находящихся неподалеку, не страдали от причуд хозяина так, как было ранее. Рассказывают, что пресытился он мучениями обычных людей и заманивал в свой замок благороднейших из героев, желавших победить Древнее Зло, либо ставил извращенные опыты на тех существах отмеченных печатью хаоса и нежизни, кто считал себя способным явиться в Дракенфельс и одолеть его хозяина.

Карл Одо Яршверт, благородный рыцарь ордена Пантеры и властитель замка Брейнхолл был одним из последних, кто вознамерился победить Зло, объявившееся в его владениях. Обретя магический меч эльфийской работы, он отправился в замок, но так там и исчез. Однако, перед своим уходом он оставил записку, в которой говорил о том, что консультации с Небесными магами убедили его в том, что при попытке составить гороскоп как на самого Констанция так и на созданный им замок, было выяснено что магическая мощь Дракенфельса умаляется, а сила Замка увеличивается, и с каждым развоплощением эта тенденция будет продолжаться.

Возможно, именно по этому благородный Освальд Кёнингсвальд в эпическом сражении, заслуживающем отдельной книги сумел уничтожить злобного чародея, разрушив не только его физическое тело, но и сам замок при помощи внесенного в главную залу заряда пороха. После этого замок подвергся серьезным разрушениям, однако те, кто видел его недавно утверждают, что часть проломов в стенах и разрушенных башнях нечестивым образом оказались заделаны, хотя не было там ни одной живой души.

Впрочем, рассказывается что это было не единственной попыткой разрушения замка. И имперские и бретонские владетели не раз приказывали срыть его, но он снова вырастал из-под земли, как отвратительная опухоль.

- Неизгладимые преступления Констанция Дракенфельса,
Джон Байденкопф (Мидденхейм,
Популярная литература 2501).

Замок Дракенфльс – далеко не то место, которое можно прийти и разрушить, и для этого есть множество причин. В доходивших до нас известиях о замке он не всегда находился на одном и том же месте, хотя в последних поступивших докладах высказывается точка зрения, что в настоящее время замок потерял способность к перемещению, которую демонстрировал ранее. Он находится в отдаленном горном районе, до которого тяжело добраться, перемещаться в его окрестностях крайне затруднительно, да и в сущности ни одно вьючное животное не в состоянии пройти там с грузом. Земли вокруг замка кишат дикими тварями и чудовищами, Орками, и прочими порождениями зла, и переместить туда рабочих с инструментами будет практически невозможно. В 1513 году попытка бомбардировать Замок огромными камнями, переносимыми с помощью контролируемых магией выверн, провалилась с треском, продемонстрировав нападавшим исключительную точность и огромное количество немертвых стрелков на стенах Замка.

Предпринимались попытки разрушить замок и с помощью магии, но – также безуспешно. Огонь в свою очередь тоже не нанес ни малейшего вреда прочным каменным стенам. Из источников, достоверность которых не подлежит сомнению, стало известно что маги, которые тогда направляли свои силы на разрушение Дракенфельса были сами жестоко и внезапно атакованы невидимыми и непонятными силами. Магистр Кастер Дрексплатц из Альтдорфа до сих пор находится в коме в великом Госпитале Фредерхейма после единственной попытки порушить зачарованные стены при помощи боевой магии.

Способность Замка к самозащите сохранилась даже после того как Констанций Дракенфельс пал от руки Кёнигсвальда. И пока не появится крайняя необходимость предпринять новую попытку разрушить Дракенфельс, Замок следует оставить в покое.

- Доклад Императору Карлу-Францу от
Магистра Иеронимуса Ратенау,
Главы Альтдорфского департамента
военного строительства и осадной техники,
2508.


Назад К началу страницы